• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:39 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
Роувент прислушался к дыханию деревьев, к отголоскам тепла и биения жизни вокруг. Они с отключившемся незнакомцем были в роще не одни, видимо, прохлада сегодняшнего вечера и покой этого приятного места, специально созданного для отдыха и прогулок, привлекла ещё нескольких путешественников. Дух задумался, кого из присутствующих сулили ему предчувствия, но не стал приглядываться к ним, позволяя шагам судьбы отмеряться своим чередом.
В небе засияла, выбравшись из лёгких облаков, одна из лун - юная голубоватая Иршен. О ней аборигены рассказывали легенды, что её поместил на небо ревнивый отец Свачерд, ночной мороз, который приходил, убивая посевы и заставляя крестьян прятаться в домах и получше растапливать очеги, в разгар летнего сезона. Иршен помогала земному юноше, отпуская от его посевов власть отца, и за это Свачерд прогнал её в вечное одиночество на небе. Эта луна всегда светила одна, в отличии от других дочерей ночного мороза, золотой Эцден и огненной Руджи, которые могли появляться на небе одновременно.
Роувент взглядывался в глаза луны, ожидая, когда незнакомец придёт в себя. Дух окутал его тихим оберегающим заклятьем, которое должно было помочь этому светлому созданию восстановить силы.
Наконец бледный странник пошевелился, повернулся, принимая положение поудобнее, а затем открыл глаза, тут же утонув в тёмных озёрах взгляда лисценийца в синем плаще. Он не отшатнулся, просто принялся рассматривать духа в ответ, ожидая, что тот первым начнёт беседу, если ему было что сказать. Как видно, подниматься он не собирался, но Роувент пока не разобрал, была ли бледность этого человека признаком истощения или естественным цветом его кожи.
- Тебе нужна помощь? - тихо спросил дух низким, чуть шелестящим голосом.
Он использовал язык, на котором принято было говорить в Аргайде, пограничном мире, который он давно облюбовал для отдыха и прогулок. Этот язык знали во многих мирах, но незнакомец, похоже, совсем его не понял, и ему пришлось прибегнуть к мыслеречи, которую он нелюбил за то, что, звуча в сознании, она снимала больше покровов с того, кто говорил, чем обычные, произнесённые вслух слова.
Человек неуверенно покачал головой.
Новый мысленный вопрос Роувента предложил неизвестному объяснить, как он оказался здесь и чего ищет в мире на перекрёстке.

16:47 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
"Могу, - мысленно ответил Вэирфэр. - Только как-то это нелогично, тебе не кажется? Они же пытаются меня убить".

05:13 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
"Они больше не попытаются", - констатировали ожившие сумерки, заполняя собой недавнее поле сражения. Незнакомый маг, оставив товарища в недосягаемости для всё ещё охваченного азартом битвы светлого, медленно приблизился, старательно излучая в адрес Вэирфэра мирные намерения.
- На тебе печать демона, - сообщил он. - Мы пытались сковать тьму, и если бы демон был в тебе, ты не смог бы выбраться. Не знаю, как тебе удалось не стать его вместилищем. Мы хотели сражаться с ним, а не с тобой.
Роувент не спешил материализоваться, закрывая сознание от мага, до сих пор не замечавшего его.
- Мы..., - охотник замялся, будто не зная что сказать, и Вэирфэр отметил, что тот кажется совсем юным. - Мы ни за что не покусились бы на создание света! - горячо сказал он. - Прошу простить эту нелепую ошибку.

02:46 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
Роувент вызывал у Вэирфэра доверие, поэтому он с готовностью поднялся на ноги, когда рядом открылся портал.
- Да, я люблю красивые места, - слегка улыбнулся светлый, учтиво стремясь сгладить свою неразговорчивость. - В общем, понятно, почему меня вынесло именно в мир-перекрёсток. Я хотел уйти куда угодно, куда-то подальше, просто идти по дорогам без цели. Но в целом идти мне совершенно некуда.

05:47 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
Растерянный и непонимающий маг поддержки бездействовал достаточно долго, чтобы атака Вэирфэра настигла его, но вовремя расставленные барьеры заблокировали удар, и вместо боли нападение принесло лишь пробуждение инстинктов и способности действовать. Человек мгновенно метнулся прочь, уходя от новой атаки, и магические энергии начали стягиваться вокруг него, плясать, искрами расчерчивая воздух, удивляя нападавшего скоростью - он не умел плести заклятия так быстро. Впрочем, действия мага не были направлены на нанесение урона, он защищался, не позволяя прикоснуться к нему, сковывая движения, оплетая защитным барьером себя и своего раненого товарища, которого потеря жизненных сил уже погрузила в бессознательное состояние. Светлый маг понял, что ему придётся приложить немало усилий, чтобы как-то навредить сосредоточенному заклинателю, и принялся анализировать ситуацию, ища слабые места. Небольшой передышки, когда на пару мгновений Вэирфэр отступил и прекратил атаку, хватило охотнику, чтобы растянуть очень прочный защитный барьер, ослабляющий воздействия. Оставив противника прорываться сквозь защиту, человек бросился к товарищу и окружил его золотистой аурой, оценивая повреждения. Лицо его исказилось - от напряжения сил или от осознания серьёзности раны?
Неожиданно Вэирфэр услышал мыслеречь незнакомца:
- Ты можешь его спасти? - спросил он.

18:09 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
Вэирфэр несколько удивился атаке чужаков. Ослепить его, но оставить ему возможность воспринимать магические энергии, после чего полностью прекратить атаку? А смысл? Может, они все-таки что-то напутали? Или задумали какую-то гадость?
Когда люди подошли к нему - Вэирфэр все яснее различал их силуэты, его глаза быстро обретали способность снова видеть - он, не думая, ударил ближайшего сгустком белой пронзительной энергии, принявшей полуматериальный облик гиганского острия. Призрачное оружие как в масло вошло в человеческую плоть. Ни крови, ни страшных зияющих ран, но огненныму магу он сейчас не завидовал: чаще всего этот магический удар вызывал безумную боль, а ощущение обжигающего холода постепенно убивало, истончая ауру и лишая сил... Если, конечно, правильными контрзаклятьями и воздействиями не остановить это сгорание изнутри или не извлечь "иглу". Но Вэирфэру пока не попадались чужаки, которые хорошо знали этот вид магии: кажется, распространенным он являлся только среди его народа.
Воспользовавшись замешательством врагов, которые явно не ожидали сейчас атаки, странник резко прыгнул высоко вверх и в сторону, разорвав кольцо нападающих и увеличив между ними расстояние. Энергия вокруг него разгоралась ярче, стихия боя затягивала. Подчинившись ее зову, Вэирфэр закружился в стремительном смертельном вихре - посох на время был отброшен в сторону, а лезвие его меча казалось невидимым из-за скорости движения клинка, обеспечивая надежную защиту. Он вновь приблизился к обидчикам, уже сам, его клинок жаждал крови.

21:11 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
Всё вокруг наполнилось пламенем, разгорелась тронутая росой трава, воздух накалился, растворяясь в жарких пронизывающих его языках.
Охотники не оставили Вэирфэру шанса скрыться от бушующей стихии, подтачивающей его барьер из едва заметных колебаний энергии.
Прячущийся за своей защитой маг не заметил, как второй из огненных сплёл магическую стрелу, ослепившую его вспышкой и лишился возможности наблюдать за происходящем зрительно, вынужденный ориентироваться при помощи других ощущений.
Через несколько мгновений удачного сопротивления коротким магическим атакам его опутала серебристая сдерживающая сеть.
Атакующий охотник кивнул магу поддержки, и тот мгновенно затушил разгулявшееся пламя.
Удовлетворённые победой огненные маги подошли ближе к человеку, к которому постепенно возвращалось зрение.
Рассеянные по кромке поляны тени шевельнулись в усмешке.

14:49 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
События развивались слишком стремительно для Вэирфэра. Встреченное существо куда-то делось, оставив его неожиданно в самом центре событий. Какие-то люди пытались спалить его - кое-чему Вэирфэр успел научиться даже несмотря на то, что ни в одном учебном заведении, ни у одного наставника не задерживался долго. Но даже его мозаичная жизнь смогла привить ему навыки боевой магии, столь любимой его народом, и Вэирфэр полуавтоматически, не соображая, что делает, успел выставить барьер и отразить первую струю огня. Он это сделал полуинстинктивно, а сейчас с интересом вслушивался в чужаков, пытаясь по ауре оценить их магическую силу. Его кристаллит наполнился скрытым мягким светом, идущим из глубин полупрозрачного камня. В руках Вэирфэр держал свой посох, годный не только для лихих драк, но и магических поединков: он помогал распределять энергию и точечно направлять её.
Пока что Вэирфэр решил просто защищаться, не нападая, чтобы точнее оценить силы противника и свои шансы. Увидев начало ворожбы, он влил больше сил в защитный барьер и сосредоточился, намереваясь увернуться от удара стихии. Если вдруг не получится, его защита должна выдержать (Вэирфэр ожидал более серьезного удара, чем первый пробный), но какая же драка без прыжков и уворотов?
Его окутала белая магическая аура, сила Вэирфэра повиновалась ему по-прежнему очень легко, но дух его оставался в тисках печали: еще одна бессмысленная драка в еще одном мире, снова портал, новое место, новые враги, странника не удивляла жестокость встречных чужаков, которым постоянно от него что-то было нужно, а вот бессмысленность этих сменяющихся декораций уже успела утомить. Зачем это всё, какой в этом смысл? Если бы его народу не была глубоко чужда мысль о самоубийстве, то он бы уже давно добровольно подставился под удар. Но оставался еще какой-то стержень внутри, и белый огонь, разливающийся в его голубой крови, пробуждал холодную ярость сопротивления, желание убить, уничтожить, порвать на части, увидеть кровь и агонию, услышать хрип умирающих противников...

22:31 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
Тени деревьев зашептались о погоне, и Роувент невольно отвлёкся от растерянного странника, наблюдая внутренним взором за тем, что происходит неподалёку. Чёрная ледяная тень пыталась скрыться от пары преследователей с огенными взглядами. Роувент взглянул на незнакомца и протянул ему руку, чтобы помочь подняться. Тот принял помощь. Встав во весь рост он стал выше и несколько увереннее. Взгляд с облесками интереса стал изучать всё вокруг.
Внезапно на поляну ворвался чёрный вихрь, закружил, сбивая с ног, высокую траву.
У демона не было времени задумываться, он пронёсся мимо Роувента, окатив его льдом, и бросился на второе живое существо рядом - бледного, не успевшего сосредоточить внимание мага.
Лисциец скользнул в сторону и растворился в тенях.
Демон попытался захватить тело белокурого юноши, но что-то помешало ему, оттолкнув, и он, не закончив печать, отправился дальше, взлетев над травой, чтобы не оставлять следов ледяной измороси.
Огненные маги, добрались до поляны мгновением позже.
Они сразу заметили печать и, не теряя времени напали на незнакомца. Первый направил на него лёгкую и жаркую струю пламени, пока второй распевал заклинания, усиливающие и защищающие его товарища.
Пламя разлетелось искрами, потухшими в траве.
Сосредоточенный взгляд светлого, держащего в руках посох, похоже, разжёг в сердцах охотников новый пыл.
Маг поддержки расчертил пламенем пространство, чтобы не подпускать мнимое вместилище демона слишком близко. Боевой широко раскинул руки, вбирая в себя силу стихии.

11:49 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
Сознание возвращалось словно нехотя, будто понимая, что его владельцу не понравится вновь ощущать бытие. Однако , повинуясь восстанавливающему заклинанию Роувента, мир и ощущения включились внезапно, будт отдернулся гигантский занавес. Несколько секунд Вэирфэр не мог вспомнить, кто он, где находится и что случилось. Он ощущал лишь легкую ночную прохладу, прилив сил и созерцал непонятного незнакомца рядом, который помог ему. Нужна ли ему помощь незнакомца? Вэирфэр не знал. В ту же секунду, когда он услышал мыслеречь с этим вопросом, он вдруг вспомнил, что теперь ему некуда идти. У него больше нет дома. У него больше нет ничего, кроме содержимого его сумки и его оружия. От осознания этого факта Вэирфэр застонал, приложив руку к кристаллиту, - странному камню, украшавшему его лоб и державщемуся на месте чуть выше глаз без видимых причин, будто он вделан в кость черепа. С кристаллитом было все в порядке, Вэирфэр по-прежнему воспринимал с его помощью окружающий мир и даже ощущал невидимую связь, уводившую куда-то далеко. Теперь даже дальше, чем он может себе представить, потому что туда ему нет пути больше никогда.
"Я... не знаю, чего я ищу, - мысленно ответил Вэирфэр незнакомцу. - Я не знаю, чего мне теперь искать". Его мыслеречь была несколько рассеянно-сбивчива.
"А как оказался здесь..." - он задумался, вспоминая. Это казалось совершенно неважным. Живой, ничего не сломано, ну и хорошо. "Кажется, я с кем-то подрался. Со случайными знакомыми в одном из миров... Не помню, это я открыл портал сюда или нет... Я вообще не знаю, что это за место, только чувствую, что оно открыто".
Найденный на дороге Роувентом странник казался растерянным и расстроенным. В его огромных глазах стояло немое страдание, отчего он выглядел особенно трогательно. Вместе с тем, несмотря на сходство с подростком, что-то в его взгляде выдавало прожитые годы. Вряд ли настолько много, чтобы грузом лечь на плечи и утомить душу, но достаточно, чтобы трезво оценивать свои возможности, силы, приобрести определенный опыт.

17:22 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
Проходя через особо густые заросли, через которые не пробивался лунный свет, Роувент едва не наступил на лежащего без движения человека. Его кожа была холодна, но жизнь не оставила его, судя по ауре и токам магической энергии вокруг тела. Никаких ран или заметных повреждений, может, конечно, незнакомец просто уснул, но странное в таком случае он выбрал место для сна, даже не у подножья дерева. Длинная и худощавая фигура, несколько слоев свободной одежды до самых пят, длинные неубранные волосы, тонкие гармоничные черты лица, странный камень на лбу чуть выше глаз - непонятно даже было, мужчина это или женщина. На поясе в ножнах покоился непотревоженный меч, из-за плеча виднелся посох - судя по всему, оружие, а не опора уставшего путника. Да уж, лежать на собственном посохе, должно быть, крайне неудобно. Но следов драки нет, сушество не обнажало клинка, не прибегало к разрушительной магии. Так что же, черт подери, оно тут валяется?

01:14 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
Располосованная отблесками и перелива лун и фонарей ночь не давала покоя. Нестерпимо тянуло выбраться из душной и шумной таверны навстречу ветру и звёздам. Зачем вообще приходить туда, где людно, если всё равно потом стремишься убежать?
Роувент неторопливо, сохраняя отрешённое выражение лица выбрался из прокуренного зала, незаметным движением увернувшись от чуть не налетевшей на него остроухой официантки.
Низкорослый охранник на входе, черты лица которого выдавали в нём примесь крови аборигенов, привычно кивнул ему на прощание. Лисциец, как часто бывало, не ответил на его взгляд.
Отступив от таверны на пару десятков шагов, дух позволил знакомому вихрю телепортации закружить себя. Мгновение спустя он вдохнул полной грудью воздух шелестящей рощи и спокойно зашагал под густой сенью праинов, в привитии которых на Перекрёстке он когда-то принял участие.
На грани сознания Роувент почувствовал, что сегодня его ждёт встреча. Может быть, она сотрётся из памяти, не оставив следов - мало ли странников приносит на Перекрёсток новый поворот судьбы каждое мгновение, а может, окажется чем-то важным и повернёт всё так, как он совсем не ожидает. Неожиданности в предсказуемом биеньи пульса мирозданья всегда приятны.

08:45 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
Рассеянная тьма будто бы наполнилась улыбкой, и двое на поляне неспокойно оглянулись, неуютно почувствовав себя среди ухмыляющихся теней.
Роувент дождался, пока светлый затянул высасывающую жизнь раны, давая возможность товарищу огненного в дальнейшем завершить восстановление здоровье соратника, а затем, когда охотники поспешно телепортировались прочь, вновь принял материальный облик. Лёгким невидимым глазу движением он поправил искажения ауры Вэирфэра, вызвав лёгкое неодобрение со стороны последнего этим непрошенным участием.
Затем лисциец растянулся на траве, желая полюбоваться звёздным небом. Он ждал, когда же Иршен ему улыбнётся и лениво пересчитывал маленькие золотые огоньки на чёрном.
Вэирфэр снова ощутил нематериальные прикосновения к своей ауре. Незнакомец будто вплетал в него крошечные, неуловимые частицы спокойствия. Не того мёртвого спокойствия отречения, которое уже начало рождаться в его душе после того, как он покинул родной мир, и не того, которое приходит, когда отступают отголоски сильной боли, а уверенного спокойствия, благодаря которому обретаешь мир в душе. Светлому становилось легче.
Он присел на траву рядом с Роувентом и тоже стал вглядываться в небо.
- Меня зовут Роувент. Сегодня я ждал нашей встречи. Мы в Аргайде, это мир-перекрёсток, куда стекаются все, кто ищет временного пристанища на пути. Одно из тех мест, самих по себе ничем не примечательных, где процветает торговля, легальная и не очень, где могут встретиться представители разных сторон конфликта или тайные любовники. Никто не отыщет следов, слишком часто меняются лица.
Здесь очень податливая структура мира, из него можно вылепить всё, что хочется, и это не нарушает баланс.
Я, можно сказать, что-то вроде одного из хранителей этого места, приглядываю на досуге, чтобы всё было в порядке. По крайней мере в последнее время, с тех пор, как решил тут пожить.
Вэирфэр молчал. Иршен тоже оставалась безучастной.
- Я насчитал сто восемь, - сказал Роувент после паузы.

15:55 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
- Сто восемь чего? - рассеянно спросил Вэирфэр, сидя рядом. Приятное легкое оцепенение заполнило его, передышка не только от драк, но и от вечного давления печали по прошлому на время отступило, будто огромная мягкая лапа погладила его душу. Поэтому он слегка рассеянно замер, наслаждаясь этим ощущением и не задаваясь вопросом, что же дальше, куда дальше. Бессмысленные вопросы, которые всегда приводили к отчаянному тупику. Сейчас андрогин просто замер в настоящем, впитывая в себя текущий момент, и его спокойствие вместе с аурой странного существа рядом.
Раз он хранитель этого места, он должен быть намного сильнее Вэирфэра и ему подобных. Ну, это же естественное положение дел, неосознанно изгнанник ориентировался на опыт жизни в своем родном мире, который гласил, что те, кто называют себя хранителями мира, - всегда чертовски сильные существа, не люди, боги. Но он не вдумывался в это глубоко, просто сидел на траве рядом с Роувентом и наслаждался моментом. Его душу как будто ненадолго освободили из нематериальных кандалов, сковывающих её.

16:45 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
- Звёзд. Никогда не составлял карты, и не знаю, вокруг какой из них какой мир вертится, надо же.
Роувент улыбнулся, будто ему в голову пришла занимательная идея, которую вполне стоит воплотить. Но мысли его быстро вернулись к встреченному светлому.
- Пойдём, побеседуем где-нибудь, где нас не будут беспокоить встречные охотники, - предложил дух. - Ты, конечно, не слишком разговорчив, но может, живописное место сможет тебя заинтересовать.
Лисциец как-то незаметно открыл портал перемещения, будто сплетя его из окружающей темноты.

06:09 

Лейлерион
Strafe muss sein, denn es gibt nichts zu bereuen
Вэирфэр внутренне недоверчиво хмыкнул. Невидимка провоцирует его на безумство, помогать врагам.
Однако после примиряющих слов противника он бегло осмотрел свою ауру и заметил в её внешних слоях тёмное пятно незаконченной печати. Надо же, а ведь он и не заметил сначала.
"Чёрта с два вы бы остановились, если бы моя атака не достигла цели. Сначала бы убили, потом стали рассматривать печать", - но вслух он сказал совсем другое:
- Могу помочь раненому, если сами не умеете, и видеть вас больше не хочу.
"А если невидимый голос посоветует прыгнуть со скалы, я тоже послушаю его?" - кривясь от двойного презрения - по отношению к этим неудачникам и по отношению к себе самому - задал себе вопрос странник. Убирать меч в ножны он пока не спешил, но свободной рукой бегло поправил причёску, откинув растрепавшиеся длинные пряди за спину.

Переплетение миров

главная