20:39 

Stranger, lost in the night
адепт тлена и безысходности
Роувент прислушался к дыханию деревьев, к отголоскам тепла и биения жизни вокруг. Они с отключившемся незнакомцем были в роще не одни, видимо, прохлада сегодняшнего вечера и покой этого приятного места, специально созданного для отдыха и прогулок, привлекла ещё нескольких путешественников. Дух задумался, кого из присутствующих сулили ему предчувствия, но не стал приглядываться к ним, позволяя шагам судьбы отмеряться своим чередом.
В небе засияла, выбравшись из лёгких облаков, одна из лун - юная голубоватая Иршен. О ней аборигены рассказывали легенды, что её поместил на небо ревнивый отец Свачерд, ночной мороз, который приходил, убивая посевы и заставляя крестьян прятаться в домах и получше растапливать очеги, в разгар летнего сезона. Иршен помогала земному юноше, отпуская от его посевов власть отца, и за это Свачерд прогнал её в вечное одиночество на небе. Эта луна всегда светила одна, в отличии от других дочерей ночного мороза, золотой Эцден и огненной Руджи, которые могли появляться на небе одновременно.
Роувент взглядывался в глаза луны, ожидая, когда незнакомец придёт в себя. Дух окутал его тихим оберегающим заклятьем, которое должно было помочь этому светлому созданию восстановить силы.
Наконец бледный странник пошевелился, повернулся, принимая положение поудобнее, а затем открыл глаза, тут же утонув в тёмных озёрах взгляда лисценийца в синем плаще. Он не отшатнулся, просто принялся рассматривать духа в ответ, ожидая, что тот первым начнёт беседу, если ему было что сказать. Как видно, подниматься он не собирался, но Роувент пока не разобрал, была ли бледность этого человека признаком истощения или естественным цветом его кожи.
- Тебе нужна помощь? - тихо спросил дух низким, чуть шелестящим голосом.
Он использовал язык, на котором принято было говорить в Аргайде, пограничном мире, который он давно облюбовал для отдыха и прогулок. Этот язык знали во многих мирах, но незнакомец, похоже, совсем его не понял, и ему пришлось прибегнуть к мыслеречи, которую он нелюбил за то, что, звуча в сознании, она снимала больше покровов с того, кто говорил, чем обычные, произнесённые вслух слова.
Человек неуверенно покачал головой.
Новый мысленный вопрос Роувента предложил неизвестному объяснить, как он оказался здесь и чего ищет в мире на перекрёстке.

   

Переплетение миров

главная